8:17 дп - Воскресенье Апрель 30, 2017

Путин Владимир Владимирович 2016

Путин Владимир Владимирович 2016. В данный момент пока еще Путин справляется. Кого-то это обрадует, кого-то опечалит, у кого-то вызовет возмущение и неприятие, но факт остается фактом. Сколько острых текущих проблем вы назовете? Во внешней и во внутренней политике?

Во внешней политике это Сирия, Украина, санкции. Есть, конечно, и другие проблемы, но они принципиально неразрешимы в режиме реального времени. Экспансия ЕС и США, проблема сохранения военного паритета России и НАТО – это не текущие вызовы, это вечная история.

Реальные проблемы текущей внешней политики – Сирия, Украина, санкции.

Раньше еще был Иран, но эту проблему Путин решил. Вы ведь помните, что это была серьезная проблема? Что опасность новой большой войны до Украины и Сирии связывали именно с Ираном? Так вот, с проблемой Ирана Путин разобрался. Надеюсь, никто не будет отрицать, что его участие было как минимум одним из решающих факторов урегулирования?

Конечно, если рассматривать внешнюю политику только с точки зрения давления и силы, – кто кого заставил, — то сказать, что Путин принудил Обаму и прочий Запад к миру с Ираном нельзя. Но внешняя политика в большинстве случаев – это не о том, кто кого заставил, а о том, какой нашли компромисс и как договорились. И в этом смысле роль Путина и российской дипломатии в урегулировании конфликта вокруг иранской ядерной программы бесспорна.

Конфликт в Сирии тоже вступил в стадию завершения, достигнуто соглашение с США о перемирии между Асадом и повстанцами. Причем Путин сегодня стал таким фактором сирийского кризиса и сирийской гражданской войны, который проигнорировать невозможно. То есть он превратился в одного из участников урегулирования с правом решающего голоса.

Сейчас война и конфронтация постепенно будет трансформироваться в мирный процесс. При этом позиции официального Дамаска настолько укрепились, что правящую группу Сирии уже не скинешь со счетов. Можно назвать мир на таких условиях поражением Путина? Вряд ли. Думаю, сирийская война и сирийский кризис закончатся урегулированием, которое более-менее удовлетворит всех.

Хотя есть, конечно, угроза срыва всех переговоров и новой конфронтации. Вот и в администрации Обамы уже идут разговоры о плане Б. Однако в данный момент Путин такую опасность благополучно миновал.

Что остается? Украина и санкции, которые находятся в тесной связи. Минский процесс буксует, это очевидно. С другой стороны, не происходит и обострения, которое провоцировало бы дальнейшее ухудшение отношений Путина с Западом. Если все будет продолжаться именно в таком формате – без прорывов, но и без ухудшения, — то и санкции летом будет продлить не так-то легко. Но важно не только это, важно, что еще год назад стоял вопрос не столько о том, будут ли санкции отменены, сколько о том, не будут ли они усилены. Теперь так вопрос уже не ставится.

В Украине есть опасности. Что-то происходит вокруг Марьинки. Злые языки говорят, что Путин начинает военное давление, чтобы подвигнуть Киев на выполнение минских соглашений. Это опасно, потому что результат может получиться обратный: на военные действия Запад реагирует решительно, и обострение может привести к новому ухудшению отношений, и даже к новому витку санкций. Но тут пока ничего не понятно. Очень может быть, что ничего серьезного не происходит.

Можно в данный момент назвать внешнюю политику Путина провальной? Нет, нельзя. Больше того, положение России и Путина кажется довольно твердым.

Что происходит во внутренней политике?

Вообще-то это большая отдельная тема. Но вы сегодня видите для Путина реальные внутренние угрозы? Не завтра, не в отдаленной исторической перспективе, а именно сегодня?

Политических угроз Путину не видно. На носу выборы в Государственную Думу, а протестная оппозиция как не имела существенного влияния в обществе, так и не имеет.

Серьезных гражданских угроз тоже нет. Есть отдельные группы граждан, которые недовольны отдельными сторонами политики Путина-Медведева. Но это не опасно для правящей группы, потому что не угрожает перерасти в какой-то общенациональный гражданский протест.

Даже экономический кризис и падение уровня жизни не привело к росту протестной активности. Народ безмолвствует! Не уверен, что он так уж поддерживает правящую группу, но отчетливо вижу, что бороться с ней он явно не собирается. Более того, я уверен почти на сто процентов, что все негативные потенциалы, которые сейчас можно обнаружить в экономике, в социальной сфере, в политике внутренней и в политике внешней, не вырастут до угрожающих Путину размеров.

Ну, то есть присутствие краха будет постоянно носиться в воздухе – мы ведь любим катастрофы, верим в них, постоянно думаем о них, – но в каждый конкретный момент времени будут оказываться, что ситуация пока у Путина под контролем. Что он справляется. Что кругом проблемы, а Путину и правящей группе реально ничего не угрожает. Вот как сейчас.

Может быть, нам еще предстоит понять и принять этот парадокс социальной жизни в современных условиях? Ну, что ощущение катастрофы есть всегда, а сама катастрофа никогда не наступает!

Путин Владимир Владимирович 2016

Путин Владимир Владимирович 2016

Полезная информация
Актуальные новости в группе в ВКонтакте, и в RSS
Когда посадят Чубайса
Признание паспортов ДНР и ЛНР (аналитика)
Запрет на ввоз говядины из Белоруссии (конфликт)
Прибалтика и Россия сегодня (вся правда)
Реальная ситуация в России сегодня
Реальная ситуация на Украине сегодня
Новости гражданской войны на Украине
Политическая ситуация в мире сегодня
Новости Северного потока 2
Куда переехала барахолка в Новосибирске
 
Рубрика: Народный корреспондент

Нет комментариев.

Прокомментируйте запись